Сланцевый мираж

Первым свойством, снижающим полезность сланцевого газа, является его низкая теплотворная способность. У него она равна 0,57, а у природного газа, с которым сланцевый газ вроде бы собирается конкурировать, теплотворная способность в два раза выше – 1,17. То есть, говоря по-другому, при сжигании 1 тыс. кб. м природного газа тепла выделяется вдвое больше, чем при сжигании 1 тыс. кб. м сланцевого газа.

Другая особенность, также ухудшающая потребительские свойства сланцевых выделений, – большое количество вредных примесей: углекислого газа, азота и сероводорода. Такую смесь нельзя «загонять» в газопроводы высокого давления, иначе она прямо там и взорвется. Поэтому сланцевый газ в США, где его больше всего и добывают, используется в основном как топливо для бытовых нужд, для поселков и городов, расположенных на небольших расстояниях от мест добычи, откуда он может транспортироваться по газопроводам низкого давления. А если этот газ очищать от вредных примесей, чтобы транспортировать на дальние расстояния, то его себестоимость резко увеличивается, и с природным газом конкурировать он уже точно не сможет.

Таковы потребительские свойства сланцевого газа, которые сильно отличаются в худшую сторону от свойств природного газа. Теперь рассмотрим условия его добычи, так как они вроде бы и делают его заменителем природного газа.

Первое: сланцевый газ находиться буквально везде, в любых подходящих отложениях геологических пород, поэтому расходы на его транспортировку к потребителям минимальны. Это свойство почти сплошного залегания является очень важным как раз потому, что на дальние расстояния, как мы показали выше, его передавать практически невозможно.

Второе свойство – несмотря на большую частоту залегания, а может быть, именно благодаря ей, каждое отдельное месторождение является относительно небольшим, и по оценкам экспертов, может служить только один сезон. Поэтому, пробурив скважины и выкачав из месторождения находящийся в нем газ, фирма-эксплуатант будет вынуждена демонтировать оборудование и перебираться с ним на новое месторождение. Этим залежи сланцевого газа принципиально отличаются от залежей природного газа, так как многие скважины, через которые поступает природный газ, эксплуатируются по 10-15 лет. То есть в случае сланцевого газа капитальные затраты на добычу сопоставимого объема газа резко возрастают, что и делает его достаточно дорогим даже на месте добычи.

Правда, надо оговориться, что из-за короткого производственного цикла для сланцевого газа не нужно газохранилищ, куда весной-летом закачивается избыточный газ, и откуда осенью-зимой он откачивается для нужд потребителей. И отсутствие этой промежуточной стадии в распределении газа сильно его удешевляет.

Остальные условия добычи, как мы можем судить, являются для сланцевого газа полностью негативными. Первое – наличие относительно больших запасов в целом по тому или иному региону еще ничего не говорит о степени извлекаемости этих запасов на каждом конкретном месторождении. Вроде бы, по мнению экспертов (хотя точных расчетов, по понятным причинам, никто никогда не делал), из сланцевых отложений извлекается только 20% имеющегося там газа. Остальное так там внутри и остается. Второе – месторождения сланцевого газа относятся к так называемым низконапорным, то есть давление земной коры на запасы газа небольшое, поэтому «самотеком» подниматься на поверхность земли и двигаться по трубопроводам он не может. Для его добычи и транспортировки нужно создавать искусственное давление компрессорными станциями, и их использование, опять же, повышает себестоимость топлива. И третье – сланцевый газ может залегать на разных глубинах, в том числе на приемлемых (500-600 метров), на относительно больших (до 1500 метров), откуда его еще можно извлечь, правда, с очень большими издержками, и на сверхбольших (до 2500 метров), откуда извлекать его смысла точно нет, потому что себестоимость топлива будет зашкаливать за все разумные пределы.

Итак, как местное топливо, которое можно использовать для отопления близлежащих жилых, общественных и производственных помещений, сланцевый газ вполне пригоден (хотя по стоимости будет примерно равен природному газу), но для использования в других отраслях экономики, таких как теплоэлектростанции, металлургические комбинаты и цементные заводы, он вряд ли годится.

В связи с этими обстоятельствами можно подкорректировать циркулирующую на рынке слухов информацию о резком росте добычи сланцевого газа в США, последствиях этого роста и о готовящемся массовом освоении месторождений этого газа в Европе.

Во-первых, этот рост добычи может быть простой фальсификацией отчетности большого количества мелких фирм, которые этот газ добывают. Им нужно поднять свою капитализацию, чтобы привлечь средства с фондового рынка для дальнейшего развития, и для этого они и завышают показатели добычи, заодно устраивая ажиотаж в прессе вокруг «замещающих» способностей сланцевого газа. Крупным эксплуатантам такие выверты ни к чему, у них и своих денег достаточно, а если их не хватит, то им даст кто угодно. А вот мелкие фирмы никто не знает, денег им не дают, поэтому шумиха в прессе очень кстати. Но как только деньги будут привлечены, запасы и объемы добычи могут быть серьезно подкорректированы в сторону уменьшения.

Во-вторых, большой удельный вес малых фирм в общем объеме добычи сланцевого газа в США (до половины) свидетельствует как раз о том, что это топливо «местного значения», которое потребляется домохозяйствами только того региона, где эта добыча ведется. Если бы сланцевый газ можно было передавать на большие расстояния по трубопроводам крупным промышленным потребителям, им вплотную занялись бы крупные компании. Но этого не происходит, поэтому данная разновидность газа остается только «местным топливом».
В-третьих, рост добычи сланцевого газа, который привел к снижению импорта сжиженного газа из Катара, и вроде бы вызвал обвал цен на европейском рынке газа, опять же говорит о том, что мы имеем дело с топливом местного значения. Хотя сжиженный газ (в отличие от сланцевого) можно регазифицировать в пункте приема газовых танкеров, а потом по трубопроводам отправить к местам потребления на очень большие расстояния, более простая и дешевая схема его дистрибуции состоит в «розливе» в баллоны разного размера и отправке их потребителям на грузовиках. А потребители, которые используют газ из баллонов, – это, понятное дело, как раз те самые домашние хозяйства. Их очень много, но потребляют топлива они очень мало, поэтому тянуть нитку газопровода к каждому коттеджу дорого, и проще продавать им сжиженный газ в баллонах. Поэтому падение спроса именно на сжиженный катарский газ снова свидетельствует о том, что конкуренция обостряется только в одном, и притом не в самом большом сегменте рынке газа.

И, в-четвертых, надо отметить, что рост добычи сланцевого газа в США замещает не только дорогой сжиженный газ из Катара, но и более дешевый природный газ, который американские потребители получали из Канады. Дело в том, что добыча и поставки природного газа из Канады падают, поэтому ускоренная добыча сланцевого газа только возмещает сокращение его импорта. В противном случае положение американских потребителей топлива было бы совсем никудышным.

Теперь, после того, как мы прояснили американскую ситуацию, можем вернуться к Европе, на территории которой, как утверждают разные источники, этого самого газа достаточно много (16 трлн. кб. м), и поэтому он может стать конкурентом российского газа.

От себя добавим, что сланцевый газ становится конкурентом не только российского, но и норвежского и алжирского газа, а также газа, который должен был поступать по проектируемому газопроводу «Набукко» через территорию Турции в Европу, в том числе и Восточную. По поводу этого трубопровода (и поступающего по нему газа) еще недавно было много шумихи, так как он должен был составить конкуренцию российским газопроводам и российскому газу. Теперь, видимо, об этом проекте придется забыть, так как если добыча сланцевого газа способна нокаутировать уже действующие системы добычи, транспортировки и реализации газа, то что тогда говорить о проектируемых? Также, видимо, придется забыть о прикаспийском (и транскаспийском?) газопроводах?

Теперь, возвращаясь к собственно европейскому сланцевому газу, отметим: из всего изложенного выше прекрасно видно, что объем его запасов надо сильно подкорректировать. Его надо уменьшить на теплотворную способность (разделить на 2), потом на степень извлекаемости (разделить на 5), а потом еще на ряд коэффициентов, которые должны учесть равномерность (неравномерность) распределения запасов по территории той или иной страны, и рентные платежи, которые надо будет платить владельцам земельных участков, на которых будут эксплуатироваться подходящие для разработки месторождения. По этим прикидкам получается, что запасы сланцевого газа не так велики, как это пытаются представить сторонники его использования, и серьезной конкуренции традиционному газу он составить не сможет. А с учетом себестоимости добычи и неготовности к транспортировке рынок его сбыта будет ограничен только местами нахождения месторождений.

Однако на этом неприятности сланцевого газа не заканчиваются. Выше мы писали о том, что рост его добычи в США привел к тому, что часть сжиженного газа, поступающего на американский рынок из Катара, была перенаправлена в Европу, и это вызвало падение цен на европейском рынке. От этого пострадал и «Газпром», который был вынужден предоставить потребителям скидки, хотя цены на его газ определяются долгосрочными контрактами. То есть для «Газпрома» это определенно плохо, но еще худшей ситуация становится для потенциальных добытчиков сланцевого газа. Если сжиженный катарский газ будет поступать на европейский рынок в теперешних или растущих объемах, то цены на голубое топливо будут не очень высокими, и тогда на всех проектах разработки сланцевого газа можно будет поставить крест.

Такова судьба всех «предельных ресурсов» – их вовлекают в хозяйственный оборот в самую последнюю очередь, когда уже просто деваться некуда, но, как только ситуация немного меняется, и ресурсное напряжение ослабевает, сразу же от них отказываются.

И, наконец, надо сказать несколько слов о новых газопроводах – «Северном» и «Южном потоке». Противников строительства этих газопроводов всегда было очень много, так как страны-транзитеры, по территории которых проходят трубопроводы, построенные еще в советские времена, прекрасно понимают, что в скором времени потеряют возможность политического и экономического шантажа в отношении России. С появлением сланцевого газа их позиции вроде бы усилились: зачем строить новые трубопроводы, когда газ, поставляемый по старым, уже скоро никому не будет нужен? Лучше оставляйте все как есть, и прекращайте строительство новых трубопроводов – заодно сэкономите деньги, с которыми у вас скоро будет очень туго.

Но, как мы прекрасно видим, потребности в традиционном газе никуда не исчезнут, поэтому строить новые трубопроводы вполне целесообразно. Тем более целесообразно, что уже имеющиеся старые трубопроводы, построенные в советские времена, сильно изношены, и их дальнейшая эксплуатация вскоре станет невозможна.

Напомним, что нормативный срок службы трубопроводов составляет 30 лет, и с учетом того, что они были построены в 1980-1982 годах, к 2012 году их надо будет или выводить из эксплуатации, или резко снижать нагрузку. Поэтому для бесперебойной поставки газа в Европу новые трубопроводы абсолютно необходимы – они заменят собой выбывающие линии, пишет портал “Нефть России”.

Теги: