Состояние и перспективы развития нефтегазовой отрасли Ирана до 2025г

На сегодняшний день Иран обладает колоссальными по своим масштабам запасами нефти и газа, которые составляют соответственно 9% и 18% от общемировых. По состоянию на начало 2016 года страна занимала четвертое место в мире по объемам запасов нефти и второе – по газу. В постсанкционный период освоение иранской ресурсно-сырьевой базы будет во многом зависеть как от политической ситуации в стране, так и конъюнктуры на мировом рынке нефти. Иран крайне заинтересован в привлечении как можно большего числа иностранных компаний в разработку нефтегазовых проектов и локализации современных высокотехнологичных производств на своей территории.

На протяжение последних лет Исламская республика Иран (ИРИ) продолжает наращивать как объемы добычи энергоресурсов, так и производства продуктов нефтепереработки и нефтехимии. Согласно планам Правительства ИРИ, к 2025 году доля страны в структуре мировой добычи нефти составит 7%, газа – 8%. В настоящее время Иран добывает примерно 4 млн баррелей нефти в сутки, четверть которых экспортируется. Новой энергетической стратегией Ирана предусмотрено увеличение суточной добычи нефти до 6 млн баррелей к концу 2020 года. При этом коэффициент извлечения нефти (КИН) будет увеличиваться на 0,2% в год преимущественно за счет обратной закачки воды и газа в нефтеносные пласты.

По данным Министерства нефти Ирана, ежегодно в стране добывается 172,6 млрд м3 природного газа, производится 25 млн м3 (150 млн баррелей) газового конденсата, 2 млн т сжижженного углеводородного газа (СУГ) и 1,5 млн т этана. Дальнейшее освоение крупнейшего в стране газового месторождения Южный Парс позволит к 2020 году увеличить объем добычи газа до 200 млрд м3, при этом годовой объем производства СУГ вырастет до 6,7 млн т, этана – до 4 млн тонн.

Иран также остается страной с одним из самых высоких уровней энергопотребления в мире. По нашим данным, в среднем на каждого жителя страны расходуется в 15 раз больше энергоресурсов, чем в Японии и в 10 раз – чем в Евросоюзе. В различных отраслях промышленности Ирана (составляющих основу его экономики) предприятиями расходуется до 30 млрд м3 газа, в жилищном и коммерческом секторах – 55 млрд м3 в год, в основном для выработки электроэнергии на электростанциях. Суммарный же объем потребления оценивается в 140 млрд м3 газа ежегодно. С учетом этого правительством Ирана взят курс на 50%-ное сокращение внутреннего потребления газа за счет разработки и внедрения технологий на основе возобновляемых источников энергии (ВИЭ), а также энергоэффективных технологий комбинированного цикла. Реализация данной программы является одной из важнейших задач в рамках выполнения шестого пятилетнего плана развития экономики страны (до 2020 года).

К 2025 году Иран рассчитывает существенно увеличить долю в структуре региональных и мировых поставок продуктов нефтехимической промышленности – до 34% и 6,3% соответственно. Для этого руководство страны планирует более чем вдвое увеличить объемы их производства – с нынешних 57,5 млн до 130 млн тонн/год (CAGR 9,1%). Объем экспортных поставок нефтепродуктов в указанный период увеличится более чем втрое – с $13 млрд до $41 млрд в год. При условии привлечения иностранных инвестиций в нефтехимическую отрасль (реализации 36 новых проектов суммарной стоимостью $35-40 млрд) объем производства продукции может увеличиться до 180 млн тонн/год. В результате к 2025 году Иран станет крупнейшим в регионе производителем и поставщиком продуктов нефтехимии, в том числе – пластика, резины, красок, удобрений и пестицидов, медикаментов, косметики и пр.

В энергетической стратегии ИРИ отмечается, что основными инструментами для достижения указанных целей станут новая ценовая политика, коммерциализация и внедрение инновационных разработок, оптимизация процессов добычи и последующей переработки энергоресурсов, а также масштабные инвестиции в энергетический сектор, размер которых до 2025 года составит порядка $200 млрд. Для стимулирования инвестиций Правительство предоставляет добывающим и перерабатывающим компаниям различные виды льгот, включая налоговые каникулы, аренду земель/помещений по низким ставкам, беспроцентные кредиты, компенсацию части затрат на НИОКР и др.

Сегодня инвестиционные проекты реализуются во всех иранских провинциях, среди которых лидируют такие регионы, как Парс, Хузестан, Исфаган, Восточный и Западный Азербайджан, Казвин, Гилян, Бушер, Курдистан и Мазендеран. Только в последние годы в Иране в эксплуатацию было введено 10 новых нефтехимических комплексов (общее число увеличилось до 48).

Всего в результате отмены экономических санкций в стадию реализации может быть переведено 62 ранее приостановленных проекта в нефтехимическом секторе ИРИ (стоимость которых оценивается в $33 млрд). Среди текущих проектов к наиболее важным следует отнести строительство перерабатывающего комплекса «Шираф», который объединит 8 заводов мощностью 60 тыс. барр/сутки каждый. Ввод комплекса в эксплуатацию намечен на начало 2018 года, а объем необходимых инвестиций оценивается в $2,8 млрд. Газовый конденсат будет поставляться с месторождения Южный Парс в объеме 1 млн барр/сутки, из которых около 60% планируется использовать для производства нафты. Со временем Иран рассчитывает полностью сократить экспорт газового конденсата и использовать его исключительно для обеспечения собственных потребностей. После выхода комплекса на промышленную мощность входящими в его состав предприятиями суммарно будет производиться до 270 тыс. барр/сутки нафты, 140 тыс. дизельного топлива, 30 тыс. л СУГ, 40 тыс. л керосина. Производственные мощности будут размещены в СЭЗ «Парс» на площади 250 Га и освобождены от уплаты аренды на 20-летний срок.

В общей сложности к 2020 году в Иране будет построено 68 различных заводов, включая несколько предприятий по производству пропилена, что сделает Иран крупнейшим на Ближнем Востоке и в Северной Африке поставщиком продуктов, изготовленных на его основе.

Помимо этого, важнейшей задачей энергетической стратегии Ирана остается снижение доли импорта оборудования и технологий, необходимых для освоения месторождений нефти и газа. После ужесточения санкций в 2012 году машиностроительный рынок Ирана почти полностью перешел под контроль местных компаний (финансируемых Иранскими стабилизационными фондами, банками и частными инвесторами) и их партнеров из стран Азии. На сегодняшний день в Иране действует запрет на ввоз оборудования, аналоги которого производятся на территории страны. Во всех нефтегазовых проектах, которые реализуются в Иране с участием иностранных операторов, доля национальных поставщиков составляет не менее 50%. Контроль за организацией закупок обеспечивается через специально созданную для этого Интегрированную систему защиты отечественных производителей и поставщиков (Integrated System for Protection od Domestic Suppliers). Данная норма призвана обеспечить загрузку иранской промышленности заказами ТЭК. В случае несоблюдения требований по использованию местной продукции компания-нарушитель исключается из списка поставщиков Министерства энергетики Ирана.

Одновременно с этим в последнее десятилетие Иран осуществлял масштабные инвестиции в сектор НИОКР, что также способствовало созданию и налаживанию серийного выпуска ряда ключевых технологий иранскими компаниями. Несмотря на то, что стоимость оборудования местного производства остается на 30-70% выше зарубежных аналогов и зачастую сильно проигрывает по качеству, сегодня Иран в состоянии производить от 60 до 80% всех необходимых нефтегазовых технологий самостоятельно. В отдельных сегментах (например, в области строительства буровых установок) уровень локализации доходит до 100%. К основным видам нефтегазового оборудования, выпуск которых (в большинстве случаев «с нуля») освоен в Иране, относятся: буровые долота, наземные буровые установки, буровые платформы, нефтеналивные танкеры (включая крупнотоннажные), суда для транспортировки СПГ, установки для переработки нефти, турбокомпрессоры для нефтепроводов, насосно-компрессорное оборудование, паровые и газовые турбины (включая лопасти), гибкие трубы, оборудование для НПЗ, газотурбинные установки, клапанное оборудование, устьевая запорная арматура, погружные и устьевые насосы и др.

В то же время страна по-прежнему нуждается в освоении ряда технологий, в первую очередь, для повышения нефтеотдачи пластов, необходимых для увеличения КИН на нефтяных месторождениях (в настоящий момент менее 30%), включая оборудование для производства гидроразрыва пласта, электромагнитного и волнового воздействия на пласт, водогазового воздействия и др. Для развития и локализации производства в ближайшие годы в ряде регионов будет дополнительно открыто 30 новых индустриальных парков.

Отмена санкций в том числе будет способствовать ускоренному развитию важнейшей для нефтегазового сектора Ирана судостроительной отрасли. Ключевым игроком в данном сегменте является государственная «Иранская национальная компания нефтеналивного флота» (ИНКНФ), на балансе которой находится более 70 танкеров различной тоннажности, предназначенных для транспортировки сырой нефти, нефтепродуктов и сжиженного газа. ИНКНФ занимает пятое место среди крупнейших компаний мира, специализирующихся в области перевозок сырой нефти. На данный момент нефтеналивной флот Ирана способен перевозить более 100 млн т сырой нефти в год, а с пополнением флота новыми танкерами этот показатель может вырасти до 170 млн тонн. Общее количество новых нефтеналивных судов, заказанных за рубежом (преимущественно в Китае) и у отечественных производителей, составляет 28 единиц. При этом все заказанные Ираном новые танкеры предназначены не столько для замены старых судов, сколько для увеличения численности танкерного флота (средний возраст которого не превышает 12 лет).

Также ИНКНФ реализует программу по закупке танкеров для транспортировки сжиженного природного газа (СПГ) и планирует приобрести 83 морских газовоза. Наконец, с успешным развитием нефтехимической промышленности стране потребуется как минимум 40 танкеров для перевозки химических грузов и обеспечения экспортных поставок нефтехимической продукции.

Реализация планов по созданию крупнотоннажного танкерного флота и соответствующей инфраструктуры на юге и севере страны позволит Ирану расширить реальное участие в энерготранспортной деятельности не только на Ближнем Востоке, но и в Каспийском регионе.

Алексей Волостнов, директор по развитию бизнеса Frost & Sullivan в России