Зарубежнефть может купить долю в узбекской Jizzakh Petroleum

«Зарубежнефть» обсуждает вхождение в нефтекомпанию Jizzakh Petroleum в Узбекистане, рассказали три источника. Условия вхождения, говорят собеседники, пока не согласованы. Сейчас это крупнейшая в стране нефтяная компания — в нее входят 105 месторождений, на которые приходится около 70% добычи (около 500 тыс. тонн нефти), и как сказано на сайте, около 22% доказанных запасов нефти (600 млн баррелей, по данным BP). По словам одного из собеседников, Jizzakh показывали и ЛУКОЙЛу, но сотрудничество «не задалось», пишет “Коммерсантъ”.

Jizzakh подконтрольна кипрской Belvor Holding Limited, которая, по данным кипрского реестра, принадлежит Бахтиеру Фазылову, председателю правления и основному акционеру нефтесервисной компании Eriell. На конец 2020 года 25% в Eriell принадлежало единственному кредитору компании Газпромбанку. Eriell — ключевой буровой подрядчик в Узбекистане, в России она работает с крупнейшими нефтегазовыми компаниями. Господин Фазылов также, по данным «Ведомостей», является деловым партнером сына экс-главы службы национальной безопасности Узбекистана Рустама Иноятова — Шарифа. В Газпромбанке и Eriell не ответили.

В «Зарубежнефти» не стали комментировать сделку, но сообщили о заинтересованности в «дальнейшем развитии в Узбекистане». «Компания ведет работу над расширением присутствия в странах СНГ, в том числе в Казахстане, и надеется сформировать в этом регионе кластер по добыче нефти и газа»,— добавили в нефтекомпании. В 2019 году российская госкомпания приобрела 50% в СП Andijanpetro с «Узбекнефтегазом» по разработке в Узбекистане зрелых месторождений Южный Аламышик, Хартум и Восточный Хартум, добыча в 2021 году запланирована на уровне 20 тыс. тонн.

Jizzakh Petroleum была создана в 2017 году «Узбекнефтегазом» и Gas Project Development Central Asia AG (GPD), которое на тот момент паритетно принадлежало «Газпрому» и трейдеру Centrex, входившему в группу Газпромбанка. Jizzakh должна была заняться строительством Джизакского НПЗ, но проект был остановлен из-за нехватки сырья. Нефтеперерабатывающие мощности Узбекистана (около 11 млн тонн в год) значительно превышают поставки нефти в страну, из-за чего остаются недозагруженными. Собственная добыча Узбекистана в 2020 году составила 734 тыс. тонн нефти.

В 2019 году правительство республики утвердило программу увеличения добычи нефти в 2020–2030 годах, согласно которой Jizzakh передали лицензии на 105 месторождений, что сделало это СП крупнейшей нефтекомпанией Узбекистана. Необходимые инвестиции оценивались в $2,7 млрд, что должно обеспечить прирост запасов нефти на 6,4 млн тонн, газа — на 46 млрд кубометров и увеличить добычу до 2 млн тонн нефти и 1 млрд кубометров газа в год. Вероятно, в тот же момент Belvor купил большую часть доли GPD в Jizzakh. А в октябре 2021 года Belvor купил и долю «Узбекнефтегаза», консолидировав в Jizzakh 98%. После этого Jizzakh сменила название на Sanoat Energetika Guruhi («Промышленная энергетическая группа»). В «Газпроме» заявили, что сейчас GPD им не принадлежит, в «Узбекнефтегазе» на запрос не ответили.

Узбекистан сейчас добывает совсем немного нефти, около 50 тыс. баррелей в день — это почти в четыре раза меньше, чем на пике в конце 1990-х годов, и добыча не покрывает потребностей экономики, отмечает Дмитрий Маринченко из Fitch. По его оценке, если исходить из кратности запасов в 15 лет, видно, что в теории Узбекистан может нарастить добычу нефти вдвое. Но для этого, уточняет аналитик, нужны инвестиции, в том числе в новые буровые установки, и технологии — привлечение иностранных инвесторов является в таком случае нормой для отрасли.