Основной актив Ruspetro готовят к конкурсному производству

Арбитражный суд ХМАО в середине октября признал ОАО «Инга» (входит в Ruspetro) банкротом и ввел конкурсное производство на полгода, следует из данных «Федресурса», пишет “Коммерсантъ”.

Основной кредитор Ruspetro банк «Траст» пытается признать банкротом ее дочерние «Ингу» и «Транс-Ойл», а также УК «Руспетро», после того как 14 ноября 2019 года они допустили дефолт по обязательствам. «Транс-Ойл» и «Руспетро» выступали поручителями по кредитам, выданным «Инге» «Трастом» и «Открытием» (перешли к «Трасту») в 2014–2015 годах на общую сумму $300 млн.

Согласно документам судов, структуры Ruspetro просили прекратить дела о банкротстве, ссылаясь на невозможность выполнения обязательств из-за снижения цен на нефть в результате пандемии, но суд не счел это достаточным основанием. В «Трасте» от комментариев отказались, в Ruspetro не ответили.

Акционеры Ruspetro по состоянию на март 2019 года — Limolines Transport Ltd (25,16%; ее связывали с Кириллом Андросовым и Андреем Лихачевым), Александр Чистяков (15,7%), «Открытие Холдинг» и его структура Otkritie Investments Cyprus (33,87%), Makayla Investments BVI (9,9%) Андрея Раппопорта.

Для основателей Ruspetro нефтяной бизнес не был профильным.

Так, Александр Чистяков и Андрей Раппопорт построили карьеру в энергетике и долгие годы были топ-менеджерами в РАО ЕЭС и ФСК. Андрей Лихачев — экс-глава МОЭК и «Ленэнерго». Его первым заместителем в «Ленэнерго» в начале 2000-х годов был Кирилл Андросов, впоследствии занявший пост замминистра экономики, а позднее — замглавы аппарата Белого дома при премьере Владимире Путине. Он также с 2008 года входил, а в 2012–2017 годах возглавлял совет директоров «Аэрофлота».

«Инга» — основной актив Ruspetro, владеет лицензиями на Поттымско-Ингинский и Восточно-Ингинский участки в ХМАО. Это участки с трудноизвлекаемой нефтью, являются частью Красноленинского свода и находятся рядом с активами «Роснефти» и «Газпром нефти». К ним также могли бы проявить интерес ЛУКОЙЛ и «Сургутнефтегаз», которые представлены в регионе. Ruspetro купила участки в 2008 году у «Итеры», в 2012 году провела IPO на LSE, разместив 35% акций на $250 млн. Но компания не успела запустить месторождения до кризиса 2014 года, когда падение цен на нефть сделало ее убыточной. Уже в 2016 году Ruspetro провела делистинг.

Ruspetro добывает около 10 тыс. тонн в месяц и нуждается в значительных инвестициях для разработки месторождений, считает Карен Дашьян из Advance Capital.

Сейчас — рынок покупателя, и с учетом ограничений добычи в рамках сделки ОПЕК+ и текущих низких цен на нефть мультипликатор может достигать $0,5–0,7 за баррель, или $50–70 млн.

В рамках конкурсного производства имущество банкрота должно быть продано на торгах, говорит партнер юрфирмы «Рустам Курмаев и партнеры» Дмитрий Клеточкин, но в случае с разработчиком недр на практике может быть несколько сценариев развития событий.

Самый неприятный для банкрота вариант — Роснедра отзывают лицензию в связи с неисполнением ее условий, отмечает он. Второй вариант — все активы банкрота продаются, а покупатель имущества потом обращается в Роснедра за переоформлением лицензии. Также, добавляет юрист, кредиторы могут договориться с владельцами должника и заключить мировое соглашение, по которому обменяют свои права требования на акции компании: банкротство будет прекращено, лицензия останется на прежней организации. К акционерам тогда не будут предъявлены иски о субсидиарной ответственности, подчеркивает господин Клеточкин, а кредиторы получат работающую компанию с лицензией.