И пораженье от победы…

Telegram-канал Neftegram порадовал внимательных читателей сообщением, что «ЛУКОЙЛу» удалось с минимальными потерями уйти от претензий «Роснефти», которая пыталась с помощью Федеральной антимонопольной службы получить долю в Варандейском терминале. Формально госкомпания победила: Верховный суд оставил в силе решение ФАС об установлении предельного максимального тарифа на перевалку нефти Варандейским терминалом. Но все могло обернуться гораздо серьезнее.

Краткая хронология событий в изложении Neftegram выглядит так. «Роснефть» покупает отнятую у Евтушенкова «Башнефть» и становится владельцем 75,9% месторождения Требса и Титова в НАО (25,1% у «ЛУКОЙЛа»). Единственный способ отгрузки нефти с месторождения – Варандей (принадлежит «ЛУКОЙЛу»). «Роснефть» подает в ФАС жалобу на завышенные тарифы.

Одновременно «ЛУКОЙЛу» делается неофициальное предложение «разделить» терминал. Береговой резервуарный парк с морским отгрузочным причалом соединяют две трубы – это сделано по соображениям безопасности и обеспечивает возможность безостановочной работы даже при разгерметизации одной нитки. Экономисты из «Роснефти» посчитали, что можно разделить их пополам – одну забрать себе, другую оставить «ЛУКОЙЛу». Это, правда, сводило на нет все преимущества двухниточной схемы – но кому какое дело.

Компания Вагита Алекперова в доказательство обоснованности действительно высоких тарифов (в 12-15 раз выше средних по рынку) говорила об уникальности объекта и средствах, затраченных на его сооружение. Варандейский терминал расположен на шельфе Баренцева моря в 27 км от берега и внесен в Книгу рекордов Гиннеса как самый северный постоянно действующий терминал в мире. «ЛУКОЙЛу» он обошелся в $1,1 млрд. Но эти доводы не были услышаны.

То, что дело для «ЛУКОЙЛа» закончилось относительно мирно, можно объяснить только уважением, которое Владимир Путин испытывает к главе компании Вагиту Алекперову. Действия же «Роснефти» укладываются в привычную, не раз опробованную рейдерскую схему – пришел, увидел, захватил, пишут авторы канала.

При этом вкладывать в развитие Арктики собственные средства компания не спешит – ни один из принадлежащих ей 28 шельфовых участков до сих пор толком не разведан. Зато в «Роснефти» очень любят жаловаться на иностранцев, которые не спешат вступать с ней в партнерство ради доступа на российский шельф, и обвинять Вагита Алекперова в стремлении лишить ее монополии (на пару с «Газпромом») на этот доступ.