А профессор-то ваш – троечник!

Какими бывают эксперты – независимыми, авторитетными, признанными, квалифицированными, компетентными? А бывают продажными. За кэш закладывают крупному капиталу и свою независимость, и авторитет, и квалификацию… Была б душа, и душу заложили бы. А так просто критикуют одних в угоду другим, не сильно рефлексируя.

Недавний выхлоп одного профессора, яркого представителя этой когорты пришелся на газету, вопреки своему наименованию «независимая», демонстрирующую крайние формы зависимости. Все от тех же денег, нефтяных денег, на которые их посадили, как наркомана на иглу.

Буквально на днях в газете и опубликован материал профессора с художественным заголовком «Транснефть как коллективный Рокфеллер». Подзаголовок гласит – «Антирыночная позиция монополий наносит удар конкурентоспособности всей национальной экономике».

Сама статья, однако, не содержит обзора и идентификации отечественных монополий и тем более анализа их влияния на национальную экономику. Вместо этого интерес эксперта сосредоточен на ведущейся в настоящее время дискуссии о нефтетранспортных тарифах. При этом эксперт даже не задается вопросом: кто прав в этом споре – Роснефть, которая подняла вопрос о непомерности тарифов или, Транснефть, семь лет работающая с ограничением тарифного потолка индексом потребительских цен, в статье не рассматривается.

Увы, автор не снизошел до анализа, дискуссии с аргументами и контраргументами, рассмотрения всех pro и contra. Напомним, в этом споре профессор не выступает арбитром, он ангажирован одной из сторон. Вся мощь критиканства профессора обрушивается на нефтетранспортную компанию, которая даже удостоилась сравнения с капиталистической акулой Рокфеллером и его детищем – компанией Стандарт Ойл. Чуть более независимый эксперт, конечно, нашел бы больше сходства между Стандарт Ойл и Роснефтью. Но только не наш проплаченный герой.

В итоге эксперт-доктор-профессор предъявляет Транснефти целый ряд претензий, рассмотрим их подробнее:

Претензия № 1: у Транснефти плохо с государственностью и с налоговыми выплатами, они небольшие по сравнению с нефтяниками.

Что сказать, удивительная способность жонглирования фактами – наш профессор, наверное, «забыл» о том, что 100% голосующих обыкновенных акций компании принадлежит государству в лице Росимущества. Именно этот государственный орган готовит и выпускает обязательные директивы, которые предписывают, сколько Транснефти выплачивать дивидендов и в какие сроки. При этом за весь период работы Транснефти не было никаких нарушений по выплатам дивидендов государству.

Что касается налогов, то, конечно, достаточно странно сравнивать Транснефть, которая является чисто транспортной компанией с нефтяными компаниями, обладающими доступом к недрам и экспортирующими сырье. Расценки Транснефти устанавливает государство. Фактически вся ее деятельность по транспортировке нефти находится под государственным регулированием, согласно положениям федерального закона «О естественных монополиях». Устанавливая тарифы Транснефти, государство закладывает в них и величину налоговых выплат столько налогов и будет выплачено в федеральный и региональные бюджеты (это-то должно быть известно нашему эксперту). Кроме того, начиная с 2014 года государство намерено ограничивает рост тарифов, тем самым фактически определяя и рост налоговых платежей. Поэтому крайне несерьезно производить сравнение компаний, работающих на нефтяном рынке с транспортной компанией, находящейся под государственным регулированием, с фиксацией установленных ФАС России тарифов, но нашего профессора это не смущает.

Так что с государственностью у Транснефти – всё в порядке.

Претензия 2: при якобы завышенном тарифе Транснефть просит отсрочки на три года.

Тут наш эксперт наступает на собственные грабли – используя как сам пишет малопочтительный довод «на себя посмотри!» (который у любого эксперта, кроме нашего профессора вызывает стойкое неприятие). Действительно, нефтяники просят у государства льготы на определенные цели, получают их, а затем отрабатывают. А Транснефть в современных условиях, обсуждающая отсрочку выплаты дивидендов, как ту же льготу государства. С точки зрения ангажированного профессора компания не достойна льгот, в отличие от «достойных» нефтяников.

Чем вызвана такая просьба компании? Как раз нынешней ситуацией – по соглашению ОПЕК+, количество нефти, сдаваемой в нефтетранспортную систему, снижается примерно на 10%, падает грузооборот, соответственно, снижаются денежные поступления компании. Что в свою очередь не позволяет выплачивать дивиденды в установленном размере без снижения программы капиталовложений, о чем президентом РФ было дано указание на недавней встрече с главой компании.

Именно это так и возмутило нашего доктора: стремление нефтяников облегчить себе жизнь в условиях выполнения условий сделки ОПЕК+ он считает обоснованными, но полностью отказывает в таком праве Транснефти. Кроме того, в Правительстве вопрос об отсрочке еще даже обсуждается. Вряд ли в правительстве нуждаются в некомпетентных подсказках эксперта с давно подмоченной репутацией.

Претензия № 3: для строительства ВСТО Транснефть якобы получила узаконенный инвестиционный компонент к тарифам, который теперь по завершении строительства пытается перевести в бессрочную надбавку.

Эксперт, оказывается, вообще не в теме. Он всерьез утверждает, что это российские нефтяники безропотно оплатили строительства ВСТО…

Специально для несведущего профессора сообщим то, что известно специалистам, работающим в отрасли. Схема финансирования ВСТО, была выработана и определена на совещании 12.09.2008 у министра экономического развития РФ Эльвиры Набиуллиной при участии руководителей Министерства энергетики, Федеральной службы по тарифам, Транснефти, РЖД и президента «Роснефть». Коллективным решением был выработан механизм и схема финансирования этого проекта, определены источники финансирования – 30% собственные (тарифные) средства Транснефти, 70% – привлеченные средства. В соответствии с распоряжением Правительства от 31.12.2004г. № 1737-р в тарифах на транспортировку нефти» учитывались финансовые ресурсы, необходимые для финансирования обязательств, связанных с привлечением средств на реализацию ВСТО.

Это только нашему профессору платят нефтяники. В отличие от него Транснефти за привлеченные средства надо расплачиваться. А у самого такого супер-проекта, как ВСТРО, есть соответствующие сроки окупаемости при определенном уровне тарифа.

Претензия 4: у руководства компании, дескать, отбившегося от государственных рук, неуёмные аппетиты

Тут эксперту порекомендуем просто сравнить размеры вознаграждения членам правления компании и его, профессора, хозяина – Роснефти. Сравнение цифр свидетельствует о том, что в Транснефти работают настоящие аскеты.

Претензия 5: Транснефть передергивает факты, не соглашается с доводом, что будто бы весной стоимость ее транспортировки превысила 30% от цены на нефть и утверждает, что ее чистая прибыль снижалась, а у нефтяников увеличивалась, хотя, как сказал профессор – EBITDA –росла.

Хотелось бы обратить внимание, на то, что во время всей дискуссии мы сталкивались с подтасовкой цифр со стороны заказчика эксперта. Весь набор шулерских манипуляций со стоимостью нефти и величиной тарифа сводится к тому, чтобы, улучить хотя бы короткий период, когда можно получить запрограммированный результат (высокая доля тарифа в стоимости нефти).

Вслед за своими заказчиками наш профессор с этой задачей не справляется. Мы можем посмотреть на цифры, чтобы узнать, что же происходило с начала 2020 года по настоящее время.

2020 год Фактические данные 

Средний тариф, руб/т

Доля среднего тарифа 

в цене нефти Urals,%

Январь 1623 5,8
Февраль 1616 6,4
Март 1628 10,6
Апрель 1631 18,7
Май 1653 10,2
Июнь 1630 8,2
За прошедший период 1635 8,3

Профессор, проснитесь, вы ошиблись с этими 30%.

Сравнивать доходность нефтедобывающих компаний с нефтетранспортной еще один пример некорректных рассуждений эксперта. Деятельность Транснефти находится в сфере государственного регулирования (в отличие от частных или полу-частных нефтяных компаний), и именно государство определяет сколько доходов должна иметь Транснефть за выполняемую ею товарно-транспортную работу, а также кому и в каком объеме выплачивать дивиденды.

Попытки привязать механизм установления тарифов на транспортировку нефти к ее стоимости на рынке, это настоящая экзотика. Хотя нечто подобное наблюдалось в недавнем прошлом, когда с учетом рыночных изменений тарифы Транснефти государственные органы изменял каждый квартал. Развивая этот подход, можно докатиться и до попыток производить изменение транспортных тарифов, например, каждые две недели, в соответствии с меняющимися котировками нефти на мировом рынке. А может, ежедневно, в дни, когда работает биржа? А как же пресловутое требование стабильности тарифов, за которое ратовали нефтяные компании последние 20 лет?

А вообще, унылое чтение – этот ваш профессор Кричевский опубликовал. Лиши ученого добросовестности, заставь отказаться от обсуждения фактов, позволь обходиться без логических доводов, делать только обоснованные выводу, и получишь – ни авторитета, ни компетентности …а только лишь замазученность!

Автор: Паша Юрьев