Пермских дачников отправили на дачу ложных показаний

В 2000-ом году Марина Юрьевна П-на из деревни Адищево Добрянского района Пермской области получила 350 тыс. рублей в качестве возмещения за дом, постройки и плодовые культуры. Возмещение было выплачено 10 июля 2000 года «Пермским районным нефтепроводным управлением» в связи с тем, что рядом с домом Марины Юрьевны прошла новая трасса нефтепровода «Каменный Лог – Пермь», и ее участок оказался в охранной зоне нефтепровода, где запрещено существование любых построек и многолетних насаждений.

Согласно сохранившимся документам, участок принадлежал П.А. Закусову, но 350 тысяч получила за него именно Марина Юрьевна П-на. Участок на себя она официально оформила только в 2007 году.

С момента прокладки нефтепровода и получения Мариной Юрьевной возмещения ущерба прошло 16 лет.

В полном соответствии с пословицей «строгость российских законов компенсируется необязательностью из исполнения» на сегодня ситуация такова: дом, за снос которого Марине Юрьевне были заплачены деньги, как стоял так и стоит вплотную к трубе нефтепровода. И г-жа П-на сносить его по требованию нефтяников не хочет, объясняя в судах, что (цитируется строго в соответствии с оригиналом):

1) «при покупке дома и земельного участка, Продавец не уведомил меня о том, что приобретаемое мною имущества находится вблизи нефтепровода»;

2) «в Кадастровой палате при сделке отсутствовала информация об охранной зоне нефтепровода «Каменный Лог – Пермь»;

3) «реконструкция нефтепровода в 2000 г. проводилась путем проложения новой трубы нефтепровода, без демонтажа трубы нефтепровода, проложенного в 1962 г. В настоящее время труба нефтепровода, проложенного в 1962 году, находится в земельном грунте, нанося вред экологии окружающей среды путем биологического разложения».

А посему Марина П-на потребовала от Госинспекции по экологии и природопользованию Пермского края «проверить действия АО «Транснефть-Прикамье» на соответствие законности и обоснованности».

В ответ на заявление о «биологическом разложении» старой трубы нефтепровода госинспектор В.Ю. Зуев возбудил дело «об административном правонарушении в отношении АО «Транснефть- Прикамье» по ч.2 ст.8.4 КоАП РФ по факту «возможного загрязнения земельного участка».

Никаких следов этого «возможного загрязнения», естественно, не выявлено и выявлено быть не могло через 16 лет после осушения нефтяной трубы, но дело возбуждено.

Сохранившаяся копия платежного поручения с подписью Марины Юрьевны однозначно доказывает, что «несчастная пенсионерка» нагло врет − о нефтепроводе в 2000-ом году ей было известно куда лучше, чем формальному владельцу участка П.А. Закусову, а вот отсутствие в кадастре информации об охранной зоне − правда. Причем очень неудобная правда для пермских чиновников, которые прекрасно знали о трассе нефтепровода и его охранных зонах, но сознательно не вносили эти зоны в земельный кадастр (они появились в земельных планах только в 2013 году). Не вносили их по той простой причине, что иначе было бы невозможно выдавать разрешения на строительство домов или продавать участки земли − кто купит землю, на которой нельзя строить и сажать яблони?

Такая ситуация не только в деревне Адищево, но и самой Перми в микрорайоне Запруд, где в охранной зоне нефтепровода стоят многомиллионные особняки пермских чиновников, и в десятках других населенных пунктов края. Только в охранной зоне магистральных газопроводов «Газпрома» выявлено порядка 4 тыс. домов.

Губернатор Виктор Басаргин умолял премьера Дмитрия Медведева решить проблему домов в охранных зонах «во внесудебном порядке», потому что в суде сразу бы выяснилась фальсификация земельной документации пермскими чиновниками и многие другие неприглядные вещи, например, что чиновники заставляли владельцев домов писать идиотские заявления в разные органы, вроде процитированного выше письма Марины Юрьевны в Росприроднадзор. Отсюда и такая готовность возбуждать против нефтяников дела на пустом месте. Ранее Ростехнадзор заставили написать бумагу, будто нефтепровод «Каменный Лог – Пермь» не отвечает техническим требования, хотя на всех документах по проектированию, строительству и вводу в эксплуатацию трубы есть подписи представителей этого ведомства.

Марину Юрьевну можно понять. Деньги были получены и давно потрачены, а теперь, когда реально потребовали снести старый дом, взять их неоткуда. Вот старушка и написала под диктовку местных чиновников (ну, не сама же она дошла до «биологического разложения» старой трубы), которые не объяснили ей, что на суде ее заявление будет расценено как «заведомо ложные показания», ст. 307 УК, предусматривающая до трех месяцев ареста.

 

 

 

Теги: