Equinor перенаправила сотрудничество с Роснефтью с шельфа на сушу

«Роснефть» договорилась с норвежской Equinor о продаже доли в 49% в ООО «Красгеонац», которое владеет 12 лицензиями на добычу нефти в Красноярском крае и Иркутской области. О сделке 11 декабря сообщила норвежская компания. По сообщению Equinor, она выплатит $550 млн, из которых $325 млн — за долю в проекте, остальное пойдет на финансирование геологоразведки участков «Красгеонаца». К 2024 году ожидается выйти на добычу в 2 млн тонн нефти, в дальнейшем — на 3,5 млн тонн, в июле этого года «Роснефть» начала разрабатывать Северо-Даниловское месторождение (запасы нефти — 25 млн тонн), пишет “Коммерсантъ”.

По оценке главы геологического центра «Гекон» Михаила Григорьева, извлекаемые запасы нефти «Красгеонаца» — более 0,5 млрд тонн, добыча в 2019 году составила 41 тыс. тонн.

В 2012 году Equinor взяла на себя обязательства по финансированию совместных предприятий с «Роснефтью» (доля российской компании — 67,7%) по освоению шельфа Охотского (участки Лисянский, Магадан-1) и Баренцева (Персеевский участок) морей. Но в 2014 году партнерство по проектам на арктическом шельфе и в области добычи сланцевой нефти застопорилось из-за введения западных санкций. Партнеры, впрочем, продолжили работу по шельфу Охотского моря, поскольку он не был сочтен ни арктическим, ни глубоководным. Тем не менее в 2016 году после бурения двух скважин не было сделано коммерческих открытий, и дальнейшие работы по СП оказались под вопросом. Кроме того, из-за низких цен на нефть многие проекты на шельфе сейчас нерентабельны. Теперь Equinor фактически заявляет о выходе из проектов на шельфе Охотского моря и перенаправлении обязательств по финансированию на новое СП с «Роснефтью».

В Equinor пояснили, что сделка с «Роснефтью» «включает в себя отказ от оставшихся обязательств Equinor по разведке в Охотском море, и у нас больше не будет никаких интересов в этом районе».

Equinor передаст эти обязательства «Красгеонацу», уточнили в компании. В «Роснефти» отказались от комментариев.

Хотя санкции запрещают западным компаниям участвовать лишь в проектах на шельфе и по добыче сланцевой нефти, другие СП «Роснефти» по трудноизвлекаемой нефти также буксуют. Так, Equinor для работы на СП с «Роснефтью» (доля — 51%) Domanik Oil в Самарской области пришлось доказывать властям ЕС и Норвегии, что доманиковые отложения не относятся к сланцам. В итоге компаниям удалось продолжить работу. Из-за санкций и согласований норвежская компания получила 33,3% в Северо-Комсомольском нефтегазоконденсатном месторождении в ЯНАО с задержкой в несколько лет.

То, что Equinor готова увеличивать вложения в российский нефтегазовый сектор, является позитивной новостью: «Роснефти» по-прежнему удается заинтересовывать иностранных партнеров в подобных сделках, несмотря на сохранение санкционной риторики, говорит Дмитрий Маринченко из Fitch. При этом $325 млн — это не так много для Equinor, около 4% от программы капитальных вложений на 2020 год, отмечает эксперт.

 

Теги: