Гонки на дохлой лошади

«Если лошадь сдохла, с нее надо слезать», − напомнил поговорку американских ковбоев Анатолий Чубайс. Так он выразился о длящейся в России уже два десятилетия ставке на нефтегаз как хребет экономики. А глава «Роснефти» Игорь Сечин тем временем продолжает с энтузиазмом пришпоривать эту клячу.

Основополагающее требование к руководителю любой компании, от мастерской по ремонту обуви до нефтегазового гиганта, − адекватность, то есть способность ставить правильную цель и принимать решения, ведущие к этой цели. На странности поведения Игоря Сечина во главе «Роснефти» еще в октябре 2017 года указали аналитики Sberbank CIB. В доклад для избранных инвесторов Алекс Фэк и двое его сотрудников включили раздел ”Rosneft: We Need Talk About Igor”, в котором подвергли критике хаотические приобретения компании. Аналитики писали, что после консолидации ТНК-ВР в 2013 году «инвесторы предполагали, что компания займется снижением долга и переварит новый бизнес, особенно после коллапса цен на нефть в конце 2014 года и попадания компании под американские и европейские санкции». Вместо этого «Роснефть» с тех пор направила $22 млрд на приобретения «без четкой сфокусированности». За последние 12 месяцев, напомнили авторы, компания покупала активы в российской добыче и переработке, НПЗ в Индии, на газовом рынке Египта, делала своповые операции в Германии и $8 млрд вложила в Венесуэлу.

Для демонстрации неэффективности компании под руководством Сечина аналитики Sberbank CIB привели следующий график, показывающий, как выросла себестоимость добычи с приходом в компанию Сечина на смену Богданчикову.

Теги: