Газпром берет Туркмению на баланс

«Газпром» ведет с Туркменией переговоры о заключении пятилетнего контракта на закупку газа, заявил заместитель главы Минэнерго РФ Анатолий Яновский. По его словам, объемы закупок могут быть выше, чем 1 млрд кубометров в квартал, о которых «Газпром» сообщил в апреле. Заключение контракта с Туркменией позволит «Газпрому» дотянуть до ввода Харасавэйского месторождения в 2023 году — текущий дефицит пиковых добычных мощностей на фоне рекордных экспортных поставок становится все более очевидным, пишет “Коммерсантъ”.

«Газпром» обсуждает заключение с Туркменией пятилетнего контракта на закупку газа, заявил журналистам заместитель главы Минэнерго Анатолий Яновский. По его словам, поставки по нему могут начаться во второй половине года, а объемы, не исключено, будут близки к тем, что поставлялись до 2016 года (10 млрд кубометров в год). В «Газпром экспорте» отказались от комментариев. В апреле «Газпром» сообщил о возобновлении контрактных отношений с Туркменией, прерванных в одностороннем порядке с 2016 года. До середины года «Газпром» закупит 1,15 млрд кубометров туркменского газа, однако дальнейшие перспективы отношений остались неясны. Также «Газпром» и «Туркменгаз» отказались от взаимных претензий в рамках арбитражного разбирательства, инициированного «Газпромом» в 2016 году.

«Газпром» традиционно закупал газ в Туркмении, поставки были налажены еще во времена Мингазпрома СССР, однако с кризиса 2008 года, ударившего по спросу на газ как в России, так и в Европе, закупки начали быстро снижаться. В 2016 году «Газпром» вообще прекратил их, аргументировав это тем, что цены на газ в Европе упали так сильно, что, реэкспортируя туда туркменский газ, «Газпром» несет убытки, поскольку Туркмения свою закупочную цену снижать отказалась. Тогда же «Газпром» подал иск в Стокгольмский арбитраж, оценив свои потери за несколько лет в $5 млрд.

Переговоры о возобновлении закупок в Туркмении интенсифицировались осенью 2018 года, после того как у «Газпрома», видимо, возникли сложности с поддержанием добычи в августе—сентябре. Источники, близкие к компании, подтверждают, что на фоне экспортных рекордов (поставки в традиционно провальном по потреблению августе шли на уровне зимних месяцев) и необходимости летних ремонтов скважин у «Газпрома» тогда возникли проблемы с добычей на старых месторождениях Надым-Пур-Таза.

В этом году «Газпром», несмотря на снижение как экспорта, так и внутреннего спроса, наращивает добычу (на 2,1%, или 4,2 млрд кубометров на середину мая), чтобы оставить больше газа в подземных хранилищах и иметь пространство для маневра летом.

С этой точки зрения пятилетний срок контракта с Туркменией выглядит неслучайным: именно в конце 2023 года «Газпром» рассчитывает начать ввод Харасавэйского месторождения на Ямале с выходом в 2027 году на полку добычи в объеме 32 млрд кубометров. До 2023 года у компании в зоне единой системы газоснабжения не будет новых действительно крупных добывающих месторождений. Вместе с тем договоренности с Туркменией означают также, что в «Газпроме» действительно считают, что рекордный экспорт в Европу в 2018 году —200 млрд кубометров — не был случайным и спрос как минимум останется на этом уровне.

Помимо высоких показателей экспорта, цены на газ в Европе также в целом увеличились, что позволит «Газпрому» зарабатывать на перепродаже туркменского газа, полагает Мария Белова из Vygon Consulting. Она также подчеркивает, что у Туркмении нет особенных альтернатив: если она не продаст газ России, он просто останется в земле. По мнению эксперта, со стратегической точки зрения «Газпром» должен быть заинтересован в сохранении нормальных контрактных отношений с Туркменией, поскольку у страны четвертые по размеру в мире запасы газа (19,5 трлн кубометров, по данным BP), относительно недорогие в разработке. Хотя едва ли поставки туркменского газа в Россию когда-нибудь достигнут уровня в 70-80 млрд кубометров, обозначенных в контракте от 2002 года, в долгосрочной перспективе «Газпром» мог бы использовать этот газ для поставок в третьи страны, например в Иран и Индию.

 

Теги: