ЛУКОЙЛ присматривается к удобрениям

На татарстанский «Аммоний», находящийся в предбанкротном состоянии, появился неожиданный претендент — ЛУКОЙЛ, пишет “Коммерсантъ”. По данным издания, нефтекомпания готова предложить около $1 млрд, как и другой претендент, «Еврохим». Для ЛУКОЙЛа «Аммоний» может стать первым активом по выпуску минудобрений, хотя ранее он рассматривал строительство собственных мощностей. Как будет проходить сделка — через банкротство или оздоровление «Аммония», определится к лету.

Как стало известно, на находящийся на грани банкротства АО «Аммоний» (Татарстан) осталось два претендента — крупнейший в России производитель удобрений «Еврохим» Андрея Мельниченко и ЛУКОЙЛ. Сейчас у нефтекомпании нет мощностей по выпуску удобрений, но год назад там говорили о планах построить газохимический комплекс на площадке «Ставролена» в Буденновске, где перерабатывается газ Северного Каспия, мощностью 2 млн тонн карбамида и аммиака в год.

Исходно, говорят источники, знакомые с ситуацией, на актив было около десяти претендентов, но на следующий этап переговоров вышли только два, которые предложили за завод примерно по $1 млрд. Также предприятием интересовался, например, «Уралхим», но компания не захотела платить реальные деньги за убыточный актив. Сейчас, говорят источники, долг «Аммония» перед основным кредитором ВЭБом составляет около 100 млрд руб. В ВЭБе и компаниях отказались от комментариев.

«Аммоний» создан в 2016 году на базе активов Новоменделеевского химического завода. Основными акционерами являются ООО «Татаммоний» (52,9%), ВЭБ (22,8%) и Инвестиционно-венчурный фонд Татарстана (24,3%). Стоимость проекта в 2015 году составляла около $2 млрд, большую часть которых ВЭБ привлек у японских банков.

Но из-за резкого роста курса доллара завод не смог обслуживать кредиты, накапливая долги. В 2017 году «Аммоний» выплатил $170 млн основного долга и процентов, в 2018 году должен был погасить около $155 млн, а в 2019 году — около $600 млн. Финансовые результаты за прошлый год не раскрывались. В 2017 году выручка компании была на уровне 16 млрд руб., непокрытый убыток на конец года — около 38 млрд руб. Объем производства в 2018 году ожидается на уровне 545 тыс. тонн аммиака, 211 тыс. тонн метанола, 728 тыс. тонн карбамида и 311 тыс. тонн аммиачной селитры.

Источники отмечают, что акционеры завода давно пытаются найти инвестора, рассматривая и полную продажу. В конце прошлого года стало известно, что активом интересуется один из ведущих химических холдингов Азии, сингапурская Indorama Corporation. Она договорилась с Российским фондом прямых инвестиций и представляющей Татарстан «Ядран-Ойл» о возможности совместных инвестиций в «Аммоний». В марте акционеры завода привлекли к поискам инвестора Газпромбанк.

Сейчас сделка может пройти по двум сценариям. По словам одного из собеседников, в мае ВЭБ планирует начать процедуру банкротства, получив контроль над «Аммонием», а затем продать завод одному из потенциальных инвесторов. Банк в последнее время придерживается стратегии по выходу из всех проблемных активов и заинтересован в монетизации своей доли. Но другой источник говорит, что банкротства удастся избежать: «Будут проведены процедуры в рамках юридического оздоровления предприятия, которые завершатся к июлю».

Один из собеседников на рынке отмечает, что предприятие, несмотря на долги, «хорошее, просто попало в трудную финансовую ситуацию». Так, говорит другой источник, цех аммиака в Менделеевске — лучший из построенных за последние семь лет в РФ. В то же время у АО «Аммоний» нет собственного парка вагонов, что систематически вызывает перебои в отгрузке продукции.

Андрей Лобазов из «Атона» добавляет, что ситуация на рынке аммиака остается достаточно непростой: цены на FOB Черное море упали до $270 за тонну (в четвертом квартале прошлого года достигали $350). А конкуренция в секторе может повыситься, так как в России в этом году вводится в эксплуатацию крупный завод «Еврохима» в Кингисеппе мощностью 1 млн тонн аммиака в год. По мнению господина Лобазова, интерес нефтекомпании, у которой нет активов в удобрениях, «выглядит достаточно странно, несмотря на то что основной компонент производства аммиака — природный газ, а развитие газохимии в целом входит в стратегию ЛУКОЙЛа».