Каждой паре — свой баррель

Россия и Саудовская Аравия готовы увеличить добычу нефти на 1,5 млн баррелей в сутки, чтобы компенсировать падение добычи в Венесуэле и потенциальный уход с рынка части иранской нефти из-за санкций США. Это предполагает перераспределение квот между участниками сделки ОПЕК+ в пользу Эр-Рияда и Москвы и при этом возвращает сделку по сокращению добычи, заключенную в конце 2016 года, к изначальным параметрам, пишет “Коммерсантъ”.

Москва и Эр-Рияд предлагают увеличить добычу нефти в рамках сделки ОПЕК+ на 1,5 млн баррелей в сутки (б/с) с текущего уровня, заявил глава Минэнерго РФ Александр Новак по итогам визита в Саудовскую Аравию. Он уточнил, что речь идет о повышении на третий квартал, действия на более поздний период будут определены после мониторинга ситуации в сентябре. Тогда начинают действовать санкции США против Ирана, которые, как ожидается, должны существенно снизить добычу нефти в стране. Господин Новак подчеркнул, что рост добычи на 1,5 млн б/с предполагается с текущего уровня поставок участников ОПЕК+, а не от уровня октября 2016 года. Это решение может быть принято по итогам саммита 22–23 июня в Вене и вступить в силу с 1 июля.

Россия и Саудовская Аравия — лидеры сделки ОПЕК+, и их согласованная позиция, очевидно, окажет решающее влияние на саммит в Вене. Изначально в конце 2016 года участники пакта договорились сократить добычу на 1,8 млн б/с, из которых 1,2 млн б/с пришлись на страны ОПЕК, а остальное — на страны вне ОПЕК, в том числе 300 тыс. б/с на Россию. Но со второй половины 2017 года страны ОПЕК совокупно стали добывать меньше своей квоты, и в этом году эта тенденция все заметнее. Она вызвана падением добычи в Венесуэле (на 700 тыс. б/с с начала 2017 года, до 1,4 млн б/с в мае), а также тем, что Саудовская Аравия добывает сейчас около 10 млн б/с при квоте почти в 10,3 млн б/с. В итоге добыча ОПЕК в мае составила менее 31,9 млн б/с при общей квоте картеля в 32,73 млн б/с. Александр Новак говорил в мае, что фактически сокращение добычи от уровня октября 2016 года в рамках сделки ОПЕК+ составляет не 1,8 млн б/с, а уже 2,7 млн б/с. Иными словами, если сейчас участники сделки повысят добычу на 1,5 млн б/с, в реальности относительно изначальных условий она вырастет только на 0,6 млн б/с.

Но даже такое более скромное увеличение добычи может быть полностью нивелировано падением добычи в Иране, которое аналитики ING Research оценивают в 0,5 млн б/с до конца года. В дальнейшем она может снизиться еще на столько же: сейчас Иран добывает 3,8 млн б/с против 2,9 млн б/с в конце 2015 года — перед снятием санкций США и ЕС на продажу иранской нефти. Таким образом, в реальности текущие предложения по росту добычи являются не выходом из сделки ОПЕК+, а просто компенсацией выпадающих объемов Венесуэлы и потенциально Ирана.

Другой важнейший вопрос — как будут распределены квоты внутри ОПЕК+. С одной стороны, сейчас добычу незапланированно сокращают только члены ОПЕК, в то время как Россия с февраля не выполняет сделку, существенно превышая квоту в 10,9 млн б/с. С другой стороны, заметно увеличить добычу могут только РФ и Саудовская Аравия, отмечают в ING. Аналитики подчеркивают, что в текущей ситуации Россия будет настаивать на увеличении своей квоты. Против роста поставок выступают страны, которые могут потерять долю рынка,— Венесуэла и Иран, а также Ирак, который, видимо, не сможет увеличить добычу. Согласно оценке ING, Эр-Рияд и Москва могли бы увеличить добычу на 0,9 млн б/с до конца года, чтобы компенсировать потери венесуэльской и иранской нефти, и рынок будет сбалансирован к четвертому кварталу.

Но предложение большего роста добычи может означать, что Москву и Эр-Рияд не устраивает быстрое восстановление сланцевой добычи в США при цене выше $70 за баррель. ОПЕК в майском отчете прогнозирует рост добычи в США в 2018 году на 1,16 млн б/с, до 10,51 млн б/с, с удвоением темпов роста по сравнению с 2017 годом. Прогноз EIA еще более оптимистичен — 10,8 млн б/с в 2018 году и 11,8 млн б/с в 2019-м. EIA полагает, что запасы нефти и нефтепродуктов начнут расти во втором полугодии, поскольку мировой спрос на нефть при сравнительно высоких ценах ослабеет. Если такой сценарий реализуется, это сделает бессмысленными усилия участников ОПЕК+, которые два года сокращали добычу, чтобы добиться снижения запасов.

Вопрос запасов нефти важен с точки зрения целей ОПЕК+. Формально сделка должна была их сократить до среднего уровня за пять лет. По данным ОПЕК и МЭА, эта цель достигнута и даже перевыполнена в апреле, когда коммерческие запасы в ОЭСР составили 2,81 млрд баррелей, на 26 млн баррелей ниже пятилетних средних. РФ и Саудовская Аравия, как сообщил господин Новак, договорились бессрочно продлить координацию на рынке в рамках ОПЕК+, но цели неясны. Если Москва и Эр-Рияд намерены компенсировать падение добычи в странах—участниках сделки, то рост спроса будут удовлетворять другие производители, прежде всего США. Сценарий прибылен для бюджетов стран ОПЕК+, но может привести к повторению кризиса 2014 года, когда длительные высокие цены вывели на рынок сланцевую нефть. Другой вариант в том, что стороны готовы поднять добычу сверх квоты ОПЕК+, но тогда нужен консенсус, какой уровень цен комфортен для них обеих.