Газпром не даст трубам лежать пустыми

“Газпром” неожиданно выдвинул идею войти в проект газопровода TAP, который считался конкурентом поставкам газа в Европу из России. Сама монополия уже договорилась о строительстве альтернативного трубопровода Poseidon из Турции в Италию. Сейчас TAP предполагает поставки 10 млрд кубометров азербайджанского газа в Южную Европу, и участие “Газпрома” могло бы как минимум гарантировать загрузку трубы в случае перебоев. Один из акционеров TAP — итальянская Snam уже поддержала идею, предложив расширить мощность TAP вдвое под российский газ, пишет “Коммерсантъ”.

Зампред правления “Газпрома” Александр Медведев сообщил вчера, что компания готова обсуждать с европейскими партнерами использование Трансадриатического газопровода (ТАР) или ITGI Poseidon (интерконнектор из Турции через Грецию в Италию). На 10-й Европейской газовой конференции в Вене он пояснил, что мощности Nord Stream 2 и “Турецкого потока” будет недостаточно для обеспечения потребностей Европы. “Поэтому мы ведем переговоры с нашими южноевропейскими партнерами об использовании свободных мощностей Poseidon, а также ТАР”,— отметил господин Медведев. Но затем топ-менеджер уточнил, что пока конкретных переговоров по ТАР нет и газопровод он назвал исходя из того, что строящиеся трубы не должны “лежать пустыми”.

Об участии в строительстве Poseidon “Газпром” в феврале 2016 года договорился с итальянской Edison и греческой DEPA. Труба может стать продолжением второй ветки “Турецкого потока” мощностью 15,7 млрд кубометров. TAP является частью “Южного коридора” для поставки 10 млрд кубометров из Азербайджана через Грузию и Турцию в Европу, строительство началось в 2016 году. Как заявлял президент Азербайджана Ильхам Алиев, сейчас труба готова на 30%. Акционеры TAP — SOCAR (20%), BP (20%), Snam (20%), Fluxys (19%), Enagas (16%) и Axpo (5%), стоимость — около $6,5 млрд.

Ресурсная база TAP — вторая очередь месторождения Шах-Дениз в Азербайджане, проект выведен из-под действия Третьего энергопакета ЕС, который помешал “Газпрому” построить South Stream. Но газ Шах-Дениза обещан нескольким проектам (так, TAP и Poseidon сначала конкурировали за азербайджанский газ), и на рынке опасались, что его может не хватить для заполнения TAP. Участники проекта, отмечают источники, заинтересованы во вхождении “Газпрома”, который сможет обеспечить поставки.

Глава итальянского газопроводного оператора Snam Паскаль де Бюк уже назвал идею “Газпрома” по вхождению в TAP очень хорошей. Вице-президент Snam Федерико Эрмоли сообщил “Интерфаксу”, что мощность трубы можно увеличить и использовать для российского газа: “За относительно минимальные инвестиции мы можем расширить мощности до 20 млрд кубометров газа, и эти 10 млрд кубометров может использовать любой поставщик”. Это, по мнению господина Эрмоли, обойдется дешевле, чем проект расширения Poseidon. По его словам, через ТАР газ из России может пойти и “по кругу” — через Италию, Австрию, Словакию, Венгрию, Румынию и Болгарию.

Валерий Нестеров из Sberbank Investment Research называет тактику “Газпрома” по вхождению в максимальное число транспортных проектов правильной с учетом роста конкуренции со стороны проектов СПГ и трубопроводов. По его словам, компания повысила свои конкурентные преимущества за счет более гибкой ценовой позиции, а отношения России и Европы начали теплеть и явно улучшатся в перспективе. “Сейчас “Газпром” воодушевлен ситуацией с рекордным ростом экспорта и хочет воспользоваться ею для его дальнейшего расширения”,— считает эксперт. Конечно, говорит господин Нестеров, планы “Газпрома” чисто оппортунистические, но они нелишние с учетом, что решается судьба “Турецкого потока” и Nord Stream 2, сопряженных с немалыми рисками, и “политическая борьба никуда не делась”.

 

Теги: