Газпром монетизировал Грузию

Грузия после долгих переговоров с Россией неожиданно согласилась на монетизацию транзита газа через свою территорию, хотя раньше считала это неприемлемым. Последние 16 лет “Газпром экспорт” расплачивался за прокачку сырьем, что было выгодно Тбилиси, но не устраивало Россию. Условия нового контракта не раскрываются. Грузинская сторона уверяет, что цена транзита будет одной из самых высоких в Европе, но эксперты сомневаются, что удастся полностью компенсировать разницу между оплатой транспортировки и независимой закупкой газа, пишет “Коммерсантъ”.

Правительство Грузии по итогам переговоров 10 января в Минске согласовало с “Газпром экспортом” двухлетний договор на транзит российского газа в Армению с оплатой деньгами. Раньше Тбилиси получал в счет прокачки около 10% транспортируемого сырья (около 300 млн кубометров в год). Такая форма оплаты действовала с 2001 года, контракт пересматривался ежегодно.

Как сообщил вице-премьер, министр энергетики Грузии Каха Каладзе, “в результате нескольких раундов переговоров мы смогли получить оптимальное предложение”. Он не раскрыл деталей, но заверил, что Грузия получила “приблизительно тот же результат, что и при оплате его стоимости натурой”, и стоимость транзита будет одной из самых высоких среди стран Европы. В 2017 году оплата еще будет частично производиться газом, а затем страны полностью перейдут на денежный расчет. Также по новому соглашению Грузия сможет закупать дополнительные объемы газа со скидкой 14%, по $185 за тысячу кубометров.

Основные объемы газа в Грузию поставляет Азербайджан, остальное обеспечивала Россия в счет транзита. Тбилиси хотел закупать газ еще и в Иране, но в начале 2016 года согласовал с азербайджанской SOCAR контракт на поставку 1,5 млрд кубометров в год. В целом страна потребляет 2 млрд кубометров.

Россия давно настаивала на монетизации платы за транзит. Но еще в начале 2016 года сам Каха Каладзе считал такой вариант “неприемлемым”, хотя “Газпром” угрожал полным отказом от транзита путем перехода на своповые операции с Ираном. Теперь же господин Каладзе называет оплату транзита деньгами “оптимальным решением, учитывая существующую ситуацию”. Ситуация заключалась в том, что транзитный контракт истек 31 декабря 2016 года и не был обновлен. Поэтому за отбор газа Грузии грозили иски от “Газпрома”. В самой монополии новый контракт не комментируют.

Однако в Грузии не все поддерживают сделку. Один из лидеров партии Михаила Саакашвили “Единое национальное движение” депутат Роман Гоциридзе назвал ситуацию “изменой Родине”, намекнув на личную заинтересованность в ней основателя правящей коалиции “Грузинская мечта” миллиардера Бидзины Иванишвили, которому, по неофициальным данным, принадлежит 1% акций “Газпрома”.

Невыгодной считает сделку и бывший советник премьер-министра Грузии Георгий Хухашвили, поскольку “даже по самым высоким европейским расценкам страна не сможет купить на эти деньги то же количество природного газа, что получала до монетизации”. По его мнению, “Газпром” нашел “какие-то таинственные аргументы”, чтобы заставить грузинскую сторону отказаться от “очень комфортной практики”. Господин Хухашвили согласен, что оплата транзита “натурой” — это “нецивилизованно, не по-европейски и противоречит международной практике”, зато очень выгодно для Грузии.

Между тем ставка на закупку газа в Азербайджане, по мнению Георгия Хухашвили, вполне оправдана, но в перспективе после 2019 года, когда заработает каспийский проект “Шах-Дениз 2″. До этого момента Азербайджан может помочь Грузии покрыть дефицит, но не в требуемом объеме 2,5 млн кубометров в сутки. Поэтому, полагает эксперт, Грузия вряд ли снизит закупки газа у России — вопрос в том, на какой объем хватит средств, которые “Газпром” будет платить за транзит.

 

 

Теги: